Покупок в корзине:

Нефть — "Кровь войны"

Красная звезда. 05.05.2007

Приближается особая дата в истории нашей страны — годовщина Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В последнее время в российской исторической науке активно идет работа по переосмысливанию нашего военного прошлого с привлечением новых, ранее неизвестных источников. Так, в широкой читательской аудитории уже получила заслуженное и широкое признание книга "Священная война 1941-1945", выпущенная к 60-летию Великой Победы издательством "Оружие и технологии" при поддержке ОАО "ЛУКОЙЛ". Новым совместным проектом крупнейшей российской нефтяной компании с этим издательством и Службой горючего Вооруженных Сил РФ является энциклопедическое издание "Нефть и безопасность России", работа над которым уже вступила в завершающую стадию. Об этой книге и о вкладе нефтяной промышленности в победу над фашистской Германией в статье, написанной специально для нашей газеты, рассказывает президент ОАО "ЛУКОЙЛ" Вагит Алекперов.

В НАШЕЙ стране, пожалуй, не найдется ни одной семьи, на судьбе которой в той или иной степени не отразилась бы Великая Отечественная война. Так, например, и мой отец Юсуф Кербалаевич, политрук роты противотанковых ружей, был тяжело ранен в сражениях на Кавказе и умер, когда ему было всего 54 года. Поэтому я, как и миллионы моих соотечественников, с особым трепетом отношусь ко всему, что связано с нашей победой. Как инженер-нефтяник, я, естественно, всегда внимательно изучал вопросы, связанные с ролью нефти и нефтепродуктов в обеспечении военных действий.

К сожалению, в современной исторической литературе и публикациях в печати об этом говорится в основном общими словами. В многочисленных мемуарах подробно рассказывается о танковых прорывах, морских сражениях, налетах авиации, героических подвигах на фронтах. Однако здесь в большинстве случаев нельзя найти даже упоминания о том, что без топлива экипажи танков, самолетов и кораблей не могли бы выполнить возложенные на них боевые задачи.

Между тем в начале войны бойцам нередко приходилось на руках таскать ящики с патронами и снарядами на передовую за много километров из-за отсутствия топлива в баках полуторок. Естественно, что в таких ситуациях резко возрастали людские потери.

Поэтому неудивительно, что нефть называют кровью войны в прямом и переносном смысле. Нефтяной фактор во многом оказал существенное влияние на характер и ход войны в целом. В известной степени ограниченность запасов топливно-энергетических ресурсов предопределила стратегию и тактику действий фашистской Германии на театрах военных действий. Нефть значила очень многое в планах Третьего рейха, и она сыграла значительную роль в решении Гитлера напасть на Советский Союз. У него, по свидетельству его окружения, была навязчивая идея стать владыкой кавказской нефти.

С первых дней войны в стране стали осуществляться мероприятия по перестройке экономики на военный лад. 24 июня 1941 года решением Совнаркома СССР был создан Совет по эвакуации. Ключевыми фигурами в этом чрезвычайном правительственном органе являлись талантливые руководители А.Н. Косыгин и М.Г. Первухин. Через три дня было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) "О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества".

Уже в июле 1941 года демонтировали и вывезли с территории Украины в восточные районы страны Одесский, Херсонский, Бердянский крекинг-заводы. В августе 1941-го Совинформбюро сообщало, что советские нефтяники неуклонно увеличивают выработку необходимых для фронта и тыла горюче-смазочных материалов. На предприятиях отрасли широко распространилось патриотическое движение "двухсотников" — рабочих, за смену выполнявших не менее 200 процентов нормы. Многие нефтяники, мужчины призывного возраста, были призваны в действующую армию. И тогда на нефтяных промыслах и нефтеперерабатывающих заводах их заменили старики, женщины и подростки. Все они работали с полной отдачей сил под лозунгом "Все для фронта, все для победы!".

В ТЯЖЕЛЕЙШИХ условиях начального периода войны вопрос о поставках достаточных объемов топлива и смазочных материалов приобрел особую остроту. 15 июля 1941 года на заседании Государственного Комитета Обороны (ГКО) было принято постановление "Об увеличении плана производства авиабензинов на III квартал 1941 года", которое поставило перед Наркоматом нефтяной промышленности СССР сложнейшие задачи по обеспечению топливом авиационных соединений.

30 июля 1941 года ГКО принял постановление "О мерах по развитию добычи и переработки нефти в восточных районах СССР и Туркмении". Им предусматривалось увеличение мощности нефтепромыслов и нефтезаводов, форсирование строительства Уфимского, Сызранского, Саратовского, Ишимбаевского и других НПЗ.

На IV квартал 1941 года Наркомнефти СССР был установлен объем буровых работ в районах "Второго Баку", Казахстана и Средней Азии в 340 тыс. куб. метров, включая разведочное бурение 135 тыс. куб. метров. На 1942 год объем буровых работ был запланирован в 1 млн. 760 тыс. куб. метров, включая разведочное бурение 650 тыс. метров. Было намечено ввести 1.550 эксплуатационных скважин, а также форсировать строительство ряда новых нефтеперерабатывающих заводов.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск на южном направлении 28 октября 1941 года ГКО принял постановление "Об эвакуации Майкопнефти и Грознефти в Башкирскую АССР". И его реализация осуществлялась под непосредственным руководством наркома нефтяной промышленности И.К. Седина. В ноябре 1941-го он с группой специалистов выехал в основные нефтяные районы страны — Грозный и Баку. В ходе его командировки были успешно решены сложные задачи по перебазированию нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий с юга страны, а также по их ускоренному монтажу и вводу в эксплуатацию на новых местах.

Между тем в ходе боевых действий обнаружились пробелы в стратегии фашистского блицкрига, в том числе остро проявилась топливная проблема. На советском бездорожье германская военная техника потребляла в 2-3 раза больше горючего, чем положено по нормам. Сразу же проявилась его нехватка. Снабжение наступающих немецких войск, далеко оторвавшихся от своих тылов, существенно осложнилось.

ОСЕНЬЮ 1941 года развернулось грандиозное сражение под Москвой, и вначале германские части вплотную приблизились к городу. И тут снова обнаружились просчеты немцев, в том числе в снабжении наступавших войск. Рассчитывая на быстрый успех, германское командование не подготовило армию к войне в осенне-зимних условиях. Немецкая техника вязла в грязи, ее приходилось вытаскивать буквально на руках. А когда наступили ранние морозы, то обозначилась другая проблема: работавшие на синтетическом топливе немецкие танковые и авиационные моторы на холоде не желали заводиться, а смазка замерзала.

В то же время в первый военный год советские нефтяники приложили титанические усилия по наращиванию объемов нефтедобычи. На промыслах Апшеронского полуострова было пробурено 930 тыс. метров, введено в эксплуатацию 752 скважины. В первый год войны Бакинский район дал стране 23,5 млн. тонн нефти и 2,6 млн. кубометров природного газа. Это был самый высокий уровень добычи сырья за всю историю промышленной нефтедобычи. Внес свою лепту в общее дело и Грозненский район, добыв 3 млн. тонн. В целом в 1941 году в СССР было добыто 33 млн. тонн нефти, что превысило уровень последнего довоенного года.

В начале 1942 года гитлеровский рейх несколько оправился от поражения под Москвой, и германское командование приступило к подготовке новой наступательной операции в России. Операция, получившая кодовое название "Блау", разрабатывалась при прямом участии Гитлера и приобрела четко выраженный характер "похода за нефтью". Директивой фюрера № 41 от 5 апреля 1942 года было предусмотрено нанести удар в южном направлении и отторгнуть Кавказ и Апшеронский полуостров от СССР. Для этой цели была сформирована группа армий "А", которая должна была достичь Баку, а затем выйти на Ближний Восток в богатые нефтью Иран, Ирак и т.д. Вспомогательный удар наносила группа армий "Б", которая должна была преодолеть волжский рубеж в районе Сталинграда и отсечь пути, связывавшие нефтяные районы Кавказа с центром страны.

В дневнике начальника германского генштаба сухопутных войск генерала Гальдера, который записал выступление Гитлера, есть такие слова: "Пришло время заглянуть вперед. Речь идет об открывшейся возможности завладеть Донбассом и кавказским нефтяным районом. Для операции на Кавказе потребуются крупные силы, но за нефть следует заплатить любую цену. Тем более что захват Кавказа позволяет оккупировать Иран, оседлать перевалы на ирано-иракской границе".

Лето и осень 1942 года принесли череду неудач для Красной Армии. Прифронтовым городом стал Грозный. 10 августа фашистами был оккупирован Майкоп, 22 августа — Краснодар, а 25 августа и Моздок. Однако перед самой оккупацией советские специалисты оборудование с кубанских промыслов вывезли, а нефтяные скважины вывели из строя. Причем сделано это было настолько искусно, что немцы впоследствии в течение полугода своего пребывания в этом районе так и не смогли наладить нефтедобычу.

В связи с угрозой наступления фашистских войск 13 сентября 1942 года ГКО принимает постановление № 2298 сс "О демонтаже грозненских нефтеперерабатывающих заводов", что вскоре весьма ощутимо сказалось на поставках горючего в армию. Когда фашистские войска вышли в район Моздока, на подступах к Грозному развернулись жестокие бои. 10 октября 1942 года город буквально вспыхнул от обрушившихся на него бомбардировок. Разрушены были здания и сооружения, сгорели резервуары с нефтью, вышли из строя около 100 скважин. Тем не менее захватить район или вывести его полностью из эксплуатации противнику не удалось. В тяжелейших условиях 1942 года грозненские нефтяники дали стране 1,4 млн. т нефти.

СЛЕДУЕТ подчеркнуть, что с первых дней войны в стране получило широкое распространение всенародное движение по оказанию помощи армии и флоту. Весом был вклад и тружеников нефтяной промышленности. Широко распространилось и начинание по сбору денежных средств на строительство танков и самолетов. Так, на деньги нефтяников были построены самолеты для эскадрилий "Башкирский нефтяник", "Куйбышевский нефтяник", "Сызранский бурильщик", "Охтинский нефтяник", истребитель "Геофизик Башкирии", танковые колонны "Ставропольский нефтяник", "Нефтяник Ухты", "Нефтяник Казахстана".

В связи с тяжелым положением в нефтяных районах на Кавказе объективно усиливалась роль восточных районов в добыче и переработке нефти. 22 сентября 1942 года ГКО принял постановление «О мероприятиях по всемерному форсированию увеличения добычи нефти в Казахстаннефтекомбинате, Пермьнефтекомбинате и в трестах "Бугурусланнефть", "Сызраньнефть", "Ишимбайнефть", "Туймазанефть", "Туркменнефть", "Калининнефть" и "Ворошиловнефть"». По существу, это была развернутая программа создания мощного нефтедобывающего и нефтеперерабатывающего региона в Волго-Уральском регионе. К концу 1942 года наметилось увеличение среднесуточной добычи в восточных районах — в 1,5 раза по сравнению с августом того же года. Объем эксплуатационного бурения до конца 1942 года устанавливался в 208,7 тыс. метров, а разведочного — в 93,4 тыс. метров. К этому сроку намечалась сдача в эксплуатацию 482 скважин, а в первом квартале 1943 года — 580 скважин.

Для реализации намеченных планов в Башкирскую и Татарскую АССР, Самарскую, Оренбургскую и Пермскую области со "старых нефтяных районов" были передислоцированы крупные организации с опытными геологами и буровиками, с оборудованием для разведочных работ. На должности начальников новых нефтяных предприятий были назначены высококвалифицированные организаторы производства: директором "Пермьнефтекомбината" стал Э. Тагиев, "Башнефтекомбината" — С. Кувыкин, "Куйбышевнефть" возглавил А. Васильев, "Саратовнефть" — Ц. Аствацатуров.

22 сентября 1942 года на заседании ГКО принято и еще одно важное постановление № 2326 сс "О всемерном форсировании увеличения производства авиабензина, автобензина, толуола, масла и смазок на нефтеперерабатывающих заводах Центра, Востока и Средней Азии", предусматривавшее срочные меры по существенному наращиванию выпуска горюче-смазочных материалов.

Тем временем благодаря массовому героизму воинов Красной Армии наступление фашистских войск на Кавказе было остановлено, и прорваться к нефтяным промыслам Апшеронского полуострова им не удалось. Тогда гитлеровское командование поставило задачу хотя бы отрезать центральные районы СССР от бакинской нефти. Главный удар был перенесен на Сталинград, и здесь, на берегах Волги, развернулась самая знаменитая битва Второй мировой войны, приведшая к началу коренного перелома в пользу СССР.

ВЕДЕНИЕ наступательных операций требовало непрерывного наращивания потребления горюче-смазочных материалов Красной Армией. В 1943 году оно составило 123 процента к 1942 году, в 1944 году — 145 процентов, в 1945 году — 172 процента. Понятно, что это было в значительной степени вызвано ростом численности военной техники и масштабов наступательных операций.

Не стоит также забывать и о поставках в СССР высокооктановых авиабензинов из стран антигитлеровской коалиции в рамках системы ленд-лиза. По официальным данным, во время войны в нашу страну из США было поставлено 2 млн. 159 тыс. 336 тонн нефтепродуктов, причем объем только высокооктанового авиационного бензина составил 1 млн. 197 тыс. 587 тонн, включая 558 тыс. 428 тонн с октановым числом выше 99.

Большой вклад в общую победу внесли и советские ученые-нефтяники, участвовавшие в разработке нефтяных и газовых месторождений, внедрении прогрессивных технологий и нового нефтепромыслового оборудования.3 июня 1942 года была создана специальная комиссия по мобилизации ресурсов Поволжья и Прикамья. Нефтяную секцию в ней возглавлял академик С. Наметкин, от Наркомата нефтяной промышленности в ее составе активно работал первый заместитель наркома Н. Байбаков.

Геологи Московского нефтяного института совместно с коллегами из Всесоюзного научно-исследовательского геологоразведочного института, а также Института нефти и других учреждений Академии наук провели развернутые геологические исследования нефтеносности Урало-Поволжья. Их исследовательские работы по фильтрации нефти и газа в пористой среде имели огромное значение для выбора методов разработки нефтяных месторождений.

В работе по анализу материалов геологоразведочных экспедиций Урало-Поволжья приняли активное участие крупные геологи-нефтяники: академики Д. Наливкин, Н. Шатский, С. Миронов; члены-корреспонденты С. Федоров, М. Мирчинк, К. Чепиков, В. Наливкин; геологи А. Чернов, В. Федоров, К. Тимиргазин,А. Трофимук, А. Блохин, А. Богданов, М. Варенцов.

Район Урало-Поволжья, получивший звучное название "Второе Баку" стал полигоном для испытания и внедрения новых способов нефтедобычи и переработки нефти. Так, в годы войны в Башкирии, Самарской и Пермской областях было успешно внедрено турбинное бурение. При этом способе увеличивалась скорость проходки, удлинялся срок службы оборудования. В Башкирской АССР передовые бригады достигали скорости 800 метров на станок в месяц при норме 240 метров. Именно тогда начал применяться крупноблочный монтаж буровых вышек, что ускоряло разбуривание нефтяных месторождений Урало-Поволжского района. В 1943-1944 годах на промыслах Доссора и Маката в Эмбинском районе стали активно применять заводнение нефтяных пластов для увеличения добычи нефти. В Ишимбае для увеличения добычи нефти обрабатывали забои скважин соляной кислотой и применяли торпедирование скважин.

РЕЗУЛЬТАТЫ этой работы не замедлили вскоре сказаться. 31 декабря 1942 года Краснокамская контора турбинного бурения "Молотовнефтекомбината" впервые в мире начала турбинное бурение опытной наклонно-направленной скважины. В последующее время подобным способом на Краснокамском нефтяном месторождении было пробурено 208 наклонных скважин.

25 июля 1943 года на Шунгуровской скважине № 1 (Верейское-Намурианское месторождение) в Татарской АССР получен промышленный приток нефти. Это событие дало новый мощный импульс дальнейшей разработке перспективной нефтеносной площади. В сентябре 1943 года из разведочной скважины № 5 на Кинзебулатовском месторождении в Башкирии был получен первый фонтан нефти.

В марте 1944 года было принято постановление СНК СССР "О развитии разведочных работ и подготовке к строительству нефтяного промысла на Шунгуровском месторождении Татарской АССР". В свою очередь развитие этого важного правительственного решения нарком И. Седин незамедлительно подписал приказ "О развитии разведочных работ и подготовке к строительству нефтяного промысла на Шунгуровском месторождении Татарской АССР".

Вскоре последовали новые победы нефтяников Поволжья. В Куйбышевской области в Яблоневом овраге 9 июня 1944 года первая девонская фонтанная скважина № 41 дала дебит 212 тонн нефти в сутки. А в Туймазах, на склонах Нараштау 26 сентября 1944 года бригада под руководством мастера А.Т. Трипольского пробурила скважину № 100, которая дала фонтан с дебитом более 200 тонн девонской нефти в сутки.

Внесли свой существенный вклад в достижение победы над врагом и нефтяники, осваивающие Тимано-Печорскую нефтегазовую провинцию. Так, в Ухтинском районе за годы войны была значительно увеличена нефтедобыча, зародилась газовая промышленность. С 1941 по 1945 год получено 576,4 тыс. тонн нефти и 1,5 млрд. кубометров природного газа, вошло в строй первое газовое месторождение в Верхне-Ижемском районе у деревни Крутой, в 90 километрах от Ухты. В 1942 году более 220 млн. кубометров природного газа было переработано на сажу, в которой остро нуждались оборонные заводы по производству резины, использовавшие ее в качестве наполнителя для усиления резиновых смесей. От нефтяников не отставали и геологи. Так, в октябре 1943 года они открыли Войвожское газовое месторождение, а в июне 1945-го — Нибельское (крупнейшее в стране, с суточным дебитом в 600 тыс. кубометров газа).

В ЦЕЛОМ в военный период в СССР было открыто 34 нефтяных и газовых месторождения, из них 21 – в восточных районах, и таким образом между Волгой и Уралом были созданы основы новой сырьевой базы страны.

Все это убедительно свидетельствует, что обеспеченность топливными ресурсами Красной Армии и Военно-Морского Флота во время Великой Отечественной войны явилась весомым фактором победы советского народа в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Всего, по оценке генерал-полковника В.В. Никитина, начальника Службы горючего Вооруженных Сил СССР, за годы Великой Отечественной войны советские Вооруженные силы в ходе стратегических, фронтовых и армейских операций израсходовали 16,4 млн. тонн различного рода горючего.

Подводя итоги деятельности отечественной нефтяной промышленности в годы войны, следует подчеркнуть, что она выдержала суровое испытание, а нефтяники, которые своим самоотверженным трудом, как и все труженики тыла, внесли значительный вклад в победу, — такое же бесценное достояние страны, как и само "черное золото".

Вагит Алекперов

Дизайн интерьеров и архитектура - дизайн интерьера спб.